Принцесса саудовской аравии дина: Ее Высочество Дина Абдулазиз — самая модная принцесса Востока

28.03.2021

Содержание

Как живут современные принцессы

Дина Абдулазиз Аль Сауд, принцесса Саудовской Аравии, известна благородным происхождением, а также неповторимым шармом и безупречным стилем. Дина — светская львица, модница и владелица бутика в Эр-Рияде, столице Саудовской Аравии, а также счастливая жена и мать троих детей. Предлагаем взглянуть на жизнь современной принцессы.

1. Восточная принцесса широко известна в модных кругах не только благодаря своему происхождению, но и благодаря стилю, то есть покупкой дорогой одежды и аксессуаров знаменитых брендов.

2. С 2006 года Дина — владелица эксклюзивного модного бутика одежды в Эр-Рияде, попасть в который могут только те, кто удостоился ее личного приглашения.

3. Для бутика Дина лично выбирает одежду как среди уже известных европейских дизайнеров и дизайнеров Востока, так и среди начинающих творцов, поддерживая таким образом талантливых представителей модной индустрии.

4. Важно заметить, что восточная принцесса выбирает не просто одежду, а ту одежду, которая соответствует культуре и взглядам мусульманских женщин.

5. Например, платья дизайнера Diane Von Fursten­berg были намеренно изменены, чтобы их можно было включить в ассортимент бутика: вместо длины до колен они стали в пол.

6. Дина — завсегдатай модных событий: показов, презентаций и открытия новых бутиков.

7. Многие дизайнеры причисляют себя к ее поклонникам. Так, свадебное платье Дины было создано одним из самых талантливых дизайнеров Azze­dine AlaÏa.

8. А Кристиан Лабутен назвал в честь Дины одну из своих моделей туфель.

9. Любимый аксессуар принцессы — клатчи-книги от Char­lotte Olympia.

10. Папарацци и модные фотографы обожают принцессу за яркий стиль и постоянную смену образов.

11. Поражает удивительно органичное сочетание восточной красоты и западных традиций: короткой стрижки, коротких платьев, подчеркнутой стройности.

12. Дина замужем за саудовским принцем Абдулазизом бин Насер бин Абдулазиз Аль Саудом.

13. У пары есть дочь и два сына-близнеца.

14. Глядя на стройную фигуру принцессы, сложно поверить, что она молодая мама троих детей.

15. Долгое время принцесса Дина вместе с мужем жила на Верхнем Вест-Сайде в Нью-Йорке, но недавно переехала обратно в Эр-Рияд.

16. Дина у себя дома в городе Эр-Рияд, Саудовская Аравия.

17.

18. Последнее обстоятельство не мешает ей выезжать из страны на модные показы и тусовки.

19.

20. На представленных фотографиях вы можете увидеть стиль принцессы, который очень далек от восточной строгости Саудовской Аравии.

21. За подобные наряды в общественных местах на родине Дины женщин жестоко наказывают.

22. Но, учитывая неприязнь многих к Саудовской Аравии, принцесса Дина, возможно, является неким рекламным лицом своей страны для современного европейского мира, доказывающим, что у них все хорошо и в правах женщин, и в стране в общем.

23. Да и как известно, для некоторых Саудов закон не писан.

Смотрите также: Принцесса Таиланда Катя Десницкая: русская девушка, ради которой принц Чакрабон отказался от многоженства

А вы знали, что у нас есть Instagram и Telegram?

Подписывайтесь, если вы ценитель красивых фото и интересных историй!

Дина Абдулазиз: фото и стиль принцессы

Немного о том, как выглядят настоящие принцессы: высокая стройная брюнетка, любимица дизайнеров и streetstyle-фотографов, колумнист Style.com и владелица двух бутиков, Дина Абдулазиз не очень похожа на тот образ, который ассоциативно возникает в голове при словах «женщина из Саудовской Аравии». И не просто женщина, а уже шестнадцать лет как жена принца Абдулазиза бин Насер бин Абдулазиз аль-Сауда, с которым у них трое детей — дочка и два сына-близнеца. Девушка появляется на ключевых показах Недель моды, причем не из праздного любопытства, а для того, чтобы закупить вещи для своих магазинов D’NA в Эр-Рияде и Дохе. В перерывах же Дина демонстрирует, как подобает выглядеть леди, чей внешний вид должен устраивать и Восток, и Запад сразу, и справляется она с этой задачей блистательно.

О приватной жизни Абдулазиз известно совсем мало: очень долго они с мужем прожили на Верхнем Вест-Сайде в Нью-Йорке, но в 2004 году переехали в Эр-Рияд, где находится резиденция короля, о чем Дина рассказала в интервью журналу New York. Все свободное время она посвящает семье и бизнесу, причем, судя по ее закупкам для бутиков D’NA, в Саудовской Аравии довольно много прогрессивно мыслящих девушек: Дина не боится заказывать вещи Rodarte, Prabal Gurung, Maison Margiela, Jason Wu, Vika Gazinskaya и других марок, которые, казалось бы, могут остаться непонятными на родине Абдулазиз (напомним, например, что власти Саудовской Аравии только год назад разрешили женщинам кататься на велосипедах, и то в строго отведенных для этого местах и в специальной одежде).

Если же говорить о стиле самой Дины Абдулазиз аль-Сауд, то, не считая короткой стрижки, ее образ вряд ли может возмутить западных сторонников патриархата. Она носит брюки-кюлоты и закрывающие ноги до щиколоток юбки, oversized-пальто и довольно классическую женственную обувь, при этом выглядит гораздо интереснее сторонниц чрезмерно откровенных вещей. И хотя Дина не была замечена в рядах активистов, которые борются за права женщин из Саудовской Аравии, мы считаем, что само существование такой современной эмансипированной принцессы на виду у всего мира делает для феминистического движения ее страны не меньше, чем некоторые политические речи. Браво!

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

Fashion-страсти аравийской принцессы | Выпуск 68/4 2015

Текст: Дарига Масенова



СЕКРЕТ ЭЛЕГАНТНОСТИ – В ПРОСТОТЕ. ТАК ЗАЯВЛЯЕТ ПРИНЦЕССА САУДОВСКОЙ АРАВИИ ДИНА АБДУЛАЗИЗ, УМЕЮЩАЯ СОЧЕТАТЬ ЗАПАДНУЮ ПРОГРЕССИВНУЮ МОДУ И ВОСТОЧНУЮ СДЕРЖАННОСТЬ. ПОЛНАЯ ДОСТОИНСТВА, КРАСИВАЯ И УСПЕШНАЯ, ОНА – ЯРКИЙ ПРИМЕР ЖЕНЩИНЫ С БЕЗУКОРИЗНЕННЫМ ВКУСОМ.


Муж Дины (она замужем с шестнадцати лет) – принц Саудовской Аравии Абдулазиз бин Насер бин Абдулазиз аль-Сауд. Долгое время королевская чета жила в Верхнем Вест-Сайде в Нью-Йорке, но в 2004 году переехала в Эр-Рияд. Дина любит аравийскую пустыню – здесь ее дом, ее семья. У нее трое детей: дочь и два сына-близнеца.


Страничка принцессы в Instagram пропитана ностальгией по 90-м вперемежку с кадрами модных показов с первого ряда, лучшими снимками Линды Евангелисты и певицы Шаде, а также любимыми кадрами из кино. Почти каждый подобный пост отсылает к истории шоу-бизнеса посредством хэштегов #fashion101, #film101 или #music101. Среди фаворитов Дины фильмы «Завтрак у Тиффани», «Глаза Лоры Марс» и «Все о Еве». Но кроме муз Голливуда встречаются и редкие снимки любимых актрис из детства Дины: Мадихи Юсра и Амаль Аль-Атраш, а также первой арабской супермодели Фариды Хельфа.


Сегодня Дину легко причислить к прогрессивным модницам. Ультракороткая мальчишеская стрижка – настоящий культурный манифест на Ближнем Востоке. Кроме того, это высокая стройная брюнетка – близкий друг и любимица дизайнеров и фотографов street style. Владелица двух бутиков D’NA (один в Эр-Рияде, другой – в Дохе), она всегда является почетным гостем на первых рядах ключевых показов Недель моды, что позволяет ей быть одним из самых влиятельных байеров на Ближнем Востоке. Ее стиль сочетает атрибуты традиций Востока и Запада. Обладая превосходным врожденным вкусом, Дина блестяще умеет сочетать вещи.


Среди ее постоянных закупок – эксклюзивные коллекции Mary Katrantzou, Delpozo, Juan Carlos Obando, Prabal Gurung, Jason Wu, Rosie Assoulin, Haider Ackerman, Acne Studios, Marni, Eddie Borgo, Delfina Delettrez, ADEAM. Кроме того, принцесса одной из первых стала поддерживать региональных дизайнеров: платья Dina Khalifé, Wadha Al Hajri, Reem Al Kanhal, вдохновленные природными мотивами клатчи Nathalie Trad стройными рядами выставлены на полках для клиентов «клуба» D’NA.


Наверное, сама принцесса – лучшая модель, демонстрирующая последние образы, которые будут в тренде в следующем сезоне. Ей удивительным образом удается привозить в страну консервативных взглядов вещи начинающих дизайнеров и создавать на них спрос. Она была одной из первых покупательниц дебютной коллекции Джейсона Ву и первой заказала коллекцию непальского дизайнера Прабала Гурунга в 2009 году.


Переехав с Манхеттена в аравийскую пустыню, Дина сохранила прогрессивный взгляд на моду, в котором так нуждается регион. Она не старается эмансипировать женщин и бороться за равные с мужчинами права, но своей активной жизненной позицией и деятельностью ломает стереотипы о бесправной арабской женщине. Она сама зарабатывает себе на жизнь и прививает вкус местным девушкам, умело адаптируя западные представления о стиле к строгим восточным традициям.


Например, специально для Ближнего Востока Дина попросила американского дизайнера Диану фон Фюрстенберг сшить удлиненную версию ее культовых платьев с запáхом – в пол. Сама Дина Абдулазиз всегда элегантна. Безупречный крой одежды, легкий макияж и стильная стрижка вкупе с ее любимыми кольцами от подруги Дельфины Деллетрез, наследницы Fendi, и тонны золотых фенечек-браслетов делают ее абсолютной fashionista.


Она обожает пышные юбки до щиколоток, брюки-кюлоты, пальто и практически никогда не бывает замеченной в чем-то чрезмерно открытом или вызывающем. Дина считает, что чем больше женщина закрыта, тем она элегантнее. Принцесса не приемлет мини-юбки и шорты, считая их антиподами стиля. Ее любимые дизайнеры – Altuzarra, Miu Miu, Giambattista Valli, Moncler, Jason Wu, Sonia Rykiel, Chloé, Vera Wang, – пожалуй, разделяют мнение почетного байера.


Из обуви принцесса аль-Сауд предпочитает классику. Она носит лодочки или женственные босоножки и ботильоны на тонком каблуке летом, зимой же предпочитает высокие сапоги на устойчивой платформе. Сам Кристиан Лубутэн даже назвал в ее честь пару туфель: «Deena». Несмотря на «западный» выбор в одежде, Дину можно увидеть в подобии хиджаба – и не только на родине. Лишь год назад среди модной элиты во время показа круизной коллекции Chanel в Дубае она появилась в традиционном арабском образе, а ее голову покрывала белая шифоновая шейла (арабский головной убор).

В Саудовской Аравии живет современная принцесса

Дина Абдулазиз Аль Сауд, принцесса Саудовской Аравии, известна благородным происхождением, а также неповторимым шармом и безупречным стилем.

Об этом рассказывает BigPicture.

Дина — светская львица, модница и владелица бутика в Эр-Рияде, столице Саудовской Аравии, а также счастливая жена и мать троих детей.

Восточная принцесса широко известна в модных кругах не только благодаря своему происхождению, но и благодаря стилю, то есть покупкой дорогой одежды и аксессуаров знаменитых брендов.

С 2006 года Дина — владелица эксклюзивного модного бутика одежды в Эр-Рияде, попасть в который могут только те, кто удостоился ее личного приглашения.

Для бутика Дина лично выбирает одежду как среди уже известных европейских дизайнеров и дизайнеров Востока, так и среди начинающих творцов, поддерживая таким образом талантливых представителей модной индустрии.

Важно заметить, что восточная принцесса выбирает не просто одежду, а ту одежду, которая соответствует культуре и взглядам мусульманских женщин.

Например, платья дизайнера Diane Von Furstenberg были намеренно изменены, чтобы их можно было включить в ассортимент бутика: вместо длины до колен они стали в пол.

Дина — завсегдатай модных событий: показов, презентаций и открытия новых бутиков.

Многие дизайнеры причисляют себя к ее поклонникам. Так, свадебное платье Дины было создано одним из самых талантливых дизайнеров Azzedine AlaÏa.

А Кристиан Лабутен назвал в честь Дины одну из своих моделей туфель.

Дина замужем за саудовским принцем Абдулазизом бин Насер бин Абдулазиз Аль Саудом.

У пары есть дочь и два сына-близнеца.

Глядя на стройную фигуру принцессы, сложно поверить, что она молодая мама троих детей.

Долгое время принцесса Дина вместе с мужем жила на Верхнем Вест-Сайде в Нью-Йорке, но недавно переехала обратно в Эр-Рияд.

Дина у себя дома в городе Эр-Рияд, Саудовская Аравия.

Последнее обстоятельство не мешает ей выезжать из страны на модные показы и тусовки.

На представленных фотографиях вы можете увидеть стиль принцессы, который очень далек от восточной строгости Саудовской Аравии.

За подобные наряды в общественных местах на родине Дины женщин жестоко наказывают.

Да и как известно, для некоторых Саудов закон не писан.

Хотите первыми получать важную и полезную информацию о
ДЕНЬГАХ и БИЗНЕСЕ? Подписывайтесь на наши аккаунты в
мессенджерах и соцсетях: Telegram, Twitter, YouTube, Facebook,
Instagram.

Дина Абдулазиз – что носит самая стильная принцесса в мире

Принцесса Саудовской Аравии Дина Абдулазиз — стиль и фото © instagram.com/highbyfashion/

Стоит только подумать об известных принцессах и герцогинях, первые, кто приходят на ум – Меган Маркл и Кейт Миддтон. Немногие также вспоминают о Шарлотте Казираги, принцессе Евгении и кронпринцессе Виктории. Их называют самыми красивыми, самыми утонченными и самыми стильными представительницами королевских семей в мире. Но что если есть кто-то, кто может легко составить им конкуренцию?

Хотим познакомить тебя с Диной Абдулазиз – самой стильной принцессой в мире, по сравнению с которой Кейт Миддлтон и Меган Маркл нервно курят в Букингемском дворце.

Принцесса Саудовской Аравии Дина Абдулазиз — стиль и фото © instagram.com/delotchdavis/

Принцесса Саудовской Аравии Дина Абдулазиз — стиль и фото © instagram.com/delotchdavis/

Она – супруга принца Саудовской Аравии Абдулазиза бин Насер бин Абдулазиз аль-Сауда. Ей 44 года и у нее трое детей – дочь и два сына-близнеца. В модных кругах Дина Абдулазиз известна как первый главный редактор Vogue Arabia, который запустился в 2017 году, и владелица двух бутиков D’NA в Дохе и Эр-Рияде. 

Принцесса Саудовской Аравии Дина Абдулазиз — стиль и фото © instagram.com/delotchdavis/

Принцесса Саудовской Аравии Дина Абдулазиз — стиль и фото © instagram.com/delotchdavis/

В своих бутиках она продает вещи известных марок, таких как Miu Miu и Haider Ackermann, M2Malletier и Maison Martin Margiela, Rodarte и Delpozo. Все коллекции для бутиков она выбирает лично, а стать клиентом одного из них можно только по личному приглашению принцессы. Два года подряд Ее Высочество числилась в списке BoF 500 – списке 500 людей, формирующих индустрию мировой моды, по версии издания The Business of Fashion. 

Принцесса Саудовской Аравии Дина Абдулазиз — стиль и фото © instagram.com/fproject_official/

Принцесса Саудовской Аравии Дина Абдулазиз — стиль и фото © instagram.com/nekto_42/

В стиле Дины Абдулазиз гармонично сочетаются прогрессивные западные тренды и традиции Востока. Соблюдая мусульманские обычаи, чаще всего она выходит в свет в юбках длины макси и миди, брюках и удлиненных платьях, приоткрывающих щиколотки. Несмотря на закрытую одежу, она отдает предпочтение женственным силуэтам, подчеркивающим фигуру. Одно из главных модных правил принцессы – подчеркнутая талия. Этот прием позволяет уравновесить пропорции и создать женственный силуэт.

 

Согласна, что арабский мир отличается от всего остального, но наши женщины, как и все остальные, хотят чувствовать себя красивыми, востребованными и сильными,

– говорит Дина.

Принцесса Саудовской Аравии Дина Абдулазиз — стиль и фото © instagram.com/women_outfit_ideas/

Принцесса Саудовской Аравии Дина Абдулазиз — стиль и фото © instagram.com/women_outfit_ideas/

Самое революционное, что есть в ее внешности – прическа. Ее Высочество носит короткую стрижку под мальчика, что совсем не свойственно для мусульманских женщин. Это, наряду с ее стилем в одежде и прогрессивными установками, доказывает, что Дина – одна из самых модных принцесс мира, новатор в своей культуре и несомненная икона стиля.

Принцесса Саудовской Аравии Дина Абдулазиз — стиль и фото © instagram.com/women_outfit_ideas/

Принцесса Саудовской Аравии Дина Абдулазиз — стиль и фото © instagram.com/women_outfit_ideas/

Принцесса Саудовской Аравии Дина Абдулазиз — стиль и фото © instagram.com/women_outfit_ideas/

Принцесса Саудовской Аравии Дина Абдулазиз — стиль и фото © instagram.com/mea_utd/

Принцесса Саудовской Аравии Дина Абдулазиз — стиль и фото © instagram.com/mea_utd/


Ранее мы писали о стиле принцессы Мэри – будущей королевы Дании.

ЧИТАЙ ТАКЖЕ:

Подписывайся на наш telegram
и будь в курсе всех самых интересных и актуальных новостей!

Мода в Instagram: самые стильные члены королевских семей

Совсем скоро, 29 апреля, подданные британской короны, а вместе с ними и весь мир, будут отмечать шестую годовщину свадьбы герцогини Кембриджской Кейт Миддлтон и принца Уильяма. Без всяких преувеличений, эта пара относится к самым обсуждаемым во всем мире: начиная от великолепного стиля Кейт и заканчивая скандальными танцами Уильяма.

Всем, что происходит в жизни Кейт, Уильяма, а также принца Гарри, Кенсингтонский дворец делится на своей страничке в Instagram, которую легко можно найти под ником @kensingtonroyal. Но не только британская монархия известна своей активностью в сети: сегодня редакция SPLETNIK.RU подготовила для вас обзор Instagram-страничек самых стильных королей, королев, принцев и принцесс со всего земного шара.

Дина аль-Джухани Абдулазиз, @deenathe1st

Дина аль-Джухани Абдулазиз — жена саудовского принца, чье имя с первого раза запомнить очень сложно — султан ибн Фахда ибн Нассера ибн Абдул-Азиза Аль Сауда. Практически мировую славу Дине принес ее оригинальный стиль, сочетающий в себе европейские тренды и восточную скромность.

С лета прошлого года Дина занимала пост главного редактора журнала Vogue Arabia, но совсем недавно была освобождена от должности по неизвестным причинам.

Хамдан ибн Мохаммед Аль Мактум, @faz3

А страничку этого шейха хотя бы раз в жизни, но видел каждый. Хамдан — наследник престола эмирата Дубай, одного из семи эмиратов, входящих в состав ОАЭ. Шейха в Instagram фолловит больше пяти миллионов человек, — и это совершенно не удивительно. Загибайте пальцы: шейх молод, не женат, красив, увлекается конным, парашютным, велосипедным спортом, дайвингом; в свободное время пишет стихи под псевдонимом Fazza, тратит миллионы на благотворительность, путешествует, летает на вертолете и одновременно делает еще не одну тысячу дел. И, конечно, он стильный в самом широком смысле этого слова. Ну чем не повод подписаться?

Племянница принцессы Дианы Китти Спенсер, @kitty.spencer

Китти Спенсер, одна из самых завидных невест Британии, действительно похожа на свою безвременно почившую тетю Диану. Сейчас Китти ходит по подиуму (в списке ее показов тот самый знаменитый клиентский Dolce&Gabbana), пишет статьи, летает по миру, постит свои луки — наслаждается жизнью, одним словом.

Королева Рания аль-Абдулла, @queenrania

Иорданская королева Рания, супруга короля Абдаллы II — персона в Instagram небезызвестная. В списке ее достижений — звание «Самой красивой королевы в мире», и «Королева элегантности». Рания, также как и Дина Абдулазиз, выбрала стиль на стыке западной и восточной моды, благодаря чему у ее странички в Instagram больше трех миллионов подписчиков.

Мария-Олимпия, принцесса Греции и Дании, @olympiagreece

Еще одна особа голубых кровей — Ее королевское высочество Мария-Олимпия, 20-летняя состоящая в родстве с королевскими семьями Дании и Греции. Мария-Олимпия живет в Америке, обучается моде и фотографии. В свободное от учебы время ходит по подиуму (спасибо все тому же показу Dolce&Gabbana), веселится на фестивалях, фотографирует еду и путешествует — классический девичий Instagram с одним «но»: королевская кровь его владелицы и 101 тысяча подписчиков.

Мариус Борг, @marius_borg

Сын норвежской кронпринцессы Метте-Марит от ее первого брака, 20-летний Мариус Борг — определенно один из самых стильных членов королевских семей. За юношей в Instagram следит порядка 50 тысяч человек, но то ли еще будет?

Баронесса Каролайн Флеминг, @carolineflemingofficial

Строго говоря, Каролайн монаршей особой не является. Девушка выросла в Дании, в юном возрасте работала моделью. А потом в ее жизни случилась судьбоносная встреча с Рори Флемингом, с которым она поспешила сочетаться браком. Как водится, любовь прошла, а помидоры завяли. Но вот вместо разбитого корыта Каролайн в придачу к титулу баронессы получила отступные и звание «Самых длинных ног Дании».

В своем Instagram Каролайн публикует собственные луки (у нее, однако, очень неплохой стиль). За жизнью и ногами Каролайн следит аж 202 тысячи человек.

Княгиня Монако Шарлен, @hshprincesscharlene

История княгини Монако Шарлен, наверное, тоже знакома каждому: пловчиха из ЮАР впервые встретила своего будущего мужа, князя Альбера II, в 2000 году, затем — на соревнованиях в Турине в 2006.

В 2011 году, после их совместного появления на бракосочетании Кейт Миддлтон и принца Уильяма, вся общественность заговорила уже об их свадьбе, и не зря: 23 июня было объявлено об обручении пары, а 1 июля прошла гражданская церемония.

Интернет-пользователи отмечают удивительное сходство Шарлен с матерью Альбера II Грейс Келли. В Instagram Шарлен — ее активная тренерская и общественная деятельность. Ну и собственный стиль, разумеется.

Моза бинт Нассер, @mozabintnasser

Предпоследней в нашем сегодняшнем обзоре будет вторая из трех жен эмира Катара — шейха Хамада бен Калифа-аль-Тани. Моза — признанная икона стиля Востока, активный политический и общественный деятель (что, в общем-то, большая редкость для жен лидеров стран Персидского залива), а в Instagram у Мозы 288 тысяч подписчиков.

Стиль Кейт Миддлтон @katemiddletonphotos

И хотя собственной странички у Кейт в Instagram нет, поклонники ее стиля давно обзавелись фан-аккаунтом, на котором стиль Кейт рассматривается под самой большой лупой. Любой ее выход не остается незамеченным. Но мы этому только рады: герцогиня — признанная икона стиля. Рассматривать ее луки — большое эстетическое наслаждение.

Принцесса Саудовской Аравии возглавила арабский Vogue

Дина Абдулазиз

«Интерес к Vogue у арабской аудитории невероятно вырос за последнее время, и пришло время воплотить эту мечту», — заявил Джонатан Ньюхаус, глава Condé Nast International.

Арабское издание дебютирует в качестве онлайн-версии на английском и арабском языках в сентябре 2016 года. Сайт создается вместе с арабской медиакомпанией Nervora, которая с 2009 года сотрудничает с Condé Nast по Style.com/Arabia. Весной 2017 года будет запущена печатная версия Vogue Arabia.

Главным редактором Vogue Arabia назначена Дина Абдулазиз (Deena Abdulaziz), жена принца Абдулазиза бин Насер бин Абдулазиз аль-Сауда и основательница премиум-бутиков D’NA в Эр-Рияде и Дохе. Дина впервые привезла в страну вещи многих прогрессивных дизайнеров, создала на них спрос и завоевала репутацию проводника в мире высокой моды для женщин арабского мира. Абдулазиз долгое время жила в США и Европе и одинаково хорошо знает восточную и западную культуру.

«Запуск журнала Vogue, начиная c цифровой версии, — это исторический момент. Преобразив платформу Style.com/Arabia, мы сделали ставку на уникальное сочетание цифрового опыта и предпринимательского духа Nervora, личности главного редактора, которая глубоко понимает моду и современных арабских женщин, и поддержку международной команды экспертов Condé Nast. Мы рады возможности представлять арабскую культуру моды в международном контексте и надеемся, что Vogue Arabia изменит медиапространство в регионе», — рассказала Карина Добротворская, президент и редакционный директор подразделения Brand Development Condé Nast International.

Выставка Vogue 100: A Century of Style

Вместе с Диной Абдулазиз над изданием будет работать команда профессионалов. Отдел моды возглавит Даниела Аньелли (Daniela Agnelli), которая в прошлом работала на аналогичной позиции в итальянских и английских журналах и занимала руководящую должность в лондонском The Telegraph. Директором отдела культуры назначена Катерина Минт (Katerina Mint), ответственный директор Style.com/Arabia, который после ребрендинга станет сайтом Vogue Arabia.

Около 10 лет назад Condé Nast отказался от запуска Vogue на Ближнем Востоке по причине серьезных культурно-идеологических разногласий между арабским миром и Западом. Но за последние годы интерес к моде и предметам роскоши на Ближнем Востоке значительно вырос.

Одним из первых и важнейших проектов Vogue Arabia станет возрождение ежегодной награды The Fashion Prize, которой отметят наиболее перспективных и талантливых дизайнеров одежды и аксессуаров в арабских странах.

Vogue Arabia будет издаваться в Дубае и распространяться в Бахрейне, Кувейте, Катаре, Омане, Саудовской Аравии, Арабских Эмиратах и других странах Ближнего Востока и Северной Африки, где живет 585 миллионов арабоговорящего населения, включая Египет, Ливан и Марокко.

Арабская версия станет двадцать вторым региональным изданием Vogue. Журнал издается в России, США, Великобритании, Франции, Италии, Германии, Испании, Португалии, Нидерландах, Украине, Японии, Китае, Тайване, Мексике и Латинской Америке, Корее, Бразилии, Австралии, Индии, Турции и Таиланде.

Показ Chanel Cruise 2014/2015 в Дубае

Показ Chanel Cruise 2014/2015 в Дубае

Фото: Getty Images

Часто проверяете почту? Пусть там будет что-то интересное от нас.

В разговоре с принцессой Диной Альджухани Абдулазиз — журнал материалов

Ее Высочество Дина Альджухани Абдулазиз любит моду с рождения. Если вы спросите ее о своем детстве, она расскажет о своем первом журнале в шесть лет — момент «катарсиса» — и вдохновенном, самодиктованном изучении глобальных библий моды, вплоть до кредитов, которые последовали после. Полли Меллен, Слим Ааронс, Карлин Серф де Дудзеле — это были ее ориентиры и костяк ее мира. Теперь, конечно, Абдулазиз выбрала свой собственный нетрадиционный путь в отрасли.Она основала свой магазин DNA в Риядхине в 2006 году после того, как родила троих детей, без предыдущего опыта, но с сильным видением.

Там она представила новых и начинающих дизайнеров международному и арабскому рынкам. Мэри Катранцу, Рози Ассулин и Прабал Гурунг были лишь некоторыми из них. Она не боялась принести то, о чем раньше никто не слышал, или выбрать конкретный ляван-гарден — она ​​знала своих клиентов и понимала их вкус и чувство эстетического приключения с уверенностью, которую часто заглядывают на ближневосточный рынок. не.Выполнив роль первого главного редактора Vogue Arabia, Абдулазиз помогла изменить международный диалог о том, что мода означает для арабских женщин. Она отказалась идти на компромисс в отношении тонкого представления женщин своего региона. Это была недолгая, но значимая роль. Материал призвал Абдулазиз подробно рассказать, впервые после ухода из Vogue Arabia, о своем опыте в индустрии, значении этой должности и о том, что необходимо изменить в будущем.

Блейзер и юбка THOM BROWNE, футболка STYLIST̓S OWN, шляпа CLYDE, серьги CÉLINE, кольца MATEO NEW YORK.

Когда у вас впервые появился интерес и любовь к моде?

Сколько себя помню. Честно. Я хочу сказать, сколько себя помню, у меня всегда было — я не знала, что это называется модой, я не знала, что это такое, но меня всегда привлекали красивые вещи. Помогло то, что меня воспитывала очень шикарная мать. Считал ее своей первой музой. Дальнейшее понимание произошло, когда мне было шесть лет и я увидела свой первый журнал мод.В ту минуту, когда это случилось, это было похоже на катарсис. Это было похоже на боже мой! Что-то подобное существует, и я хочу это знать. Я считаю это врожденным. Это всегда было.

Мгновенная любовь, а затем вы выросли, чтобы понять —

Совершенно верно. Когда я стал старше, будь то журнал Seventeen, американский Vogue или Harper’s Bazaar, я сожрал эти журналы. Я бы не только прочитал их, но и посмотрел на каждую мелочь, включая титры номера.Поэтому я изучал их, не осознавая, что это так. Я считаю, что мода — мое истинное призвание. Но я никогда особо не думал, что буду в ней работать.

Пальто, носки и туфли PRADA, Серьги и кольца MATEO NEWYORK

Расскажите мне о своей профессиональной истории и о том, как вы начали.

Я думал, что стану множеством вещей. Я совершенно не представлял, что собираюсь делать. У некоторых людей есть четкое представление о том, чем они хотят заниматься в старшей школе.Я не знал. Часть меня хотела быть юристом. Когда я был моложе, я думал, что хочу стать анархеологом, потому что был очень увлечен раскопками и обнаружением артефактов и древних вещей. А это еще до интернета. Школы моды не обязательно были доступны или не рассматривались как путь к профессии. Думал, вырасту и стану чьей-то музой! Я думал, что это профессия. Потому что в то время у дизайнеров были музы — муз дома. И это была почти работа. Смешно думать об этом.На эту работу подходят всего один или два человека. Когда вы думаете о леди Аманде Харлех, она — муза Карла Лагерфельда. Но в то время, когда я рос и читал все об истории моды и старых домах, я просто думал, что это самое божественное, что может быть. А потом, конечно же, я захотел стать стилистом, потому что был так очарован красивыми образами и процессом создания этих прекрасных образов — будь то Полли Меллен, Грейс Коддингтон или Карлин Серф де Дудзеле.Я был очарован всем процессом. Но меня по-настоящему вдохновил аспект создания имиджа.

Что было дальше?

Я получил диплом переводчика. Было просто чем заняться, пока я не нашел другую вещь. Когда я закончила учебу, в том же году я познакомилась со своим мужем, мы обручились, и мы хотели пожениться, я могла легко продолжить учебу, но не хотела. Моя голова была где-то в другом месте. Очевидно, моя модная голова всегда была рядом. Но с точки зрения того, чем я хотел заниматься — мы хотели начать жизнь, и мы находились в фантастическом месте, чтобы делать это эмоционально и финансово, и мы создали семью.После рождения троих детей, в какой-то момент, когда они стали немного старше, я действительно начал чувствовать зуд. И зуд было что-то сделать. И сделать что-то, что могло бы позволить мне излить все, что у меня в голове. И это были доинстаграммные дни! Если бы тогда существовал Instagram, я бы, наверное, хотел быть влиятельным лицом в Instagram или кем-то еще [смеется].

Пальто MIU MIU, Платье и сапоги DRIES VAN NOTEN, Серьга CLOSER BY WWAKE

Вы знаете, когда вы просто чувствуете, что внутри вас так много всего, чем вы хотите поделиться, но не знаете, как? Я была очень рада быть женой и очень рада быть матерью, но этого было недостаточно.Я хотел чего-то большего. Это привело меня к желанию пройти стажировку. Мне почему-то отказали. Они посчитали меня «сверхквалифицированным»! Что бы это ни значило. В тот момент я так расстроился, что мой отец усадил меня и сказал: «Почему бы тебе просто не сделать это? Сделай это сам.» Я сказал: «Не знаю как». И он сказал: «Если вы действительно в это верите, просто сделайте это». Именно это я и сделал. Здесь у меня нет бизнес-плана, как бы то ни было, без предыдущего опыта, но у меня есть полный голод и желание не только поступать правильно, но и добиваться больших успехов.И не только добиться большого успеха, но и сделать что-то вдохновляющее. Так и случилось. Меня всегда очень вдохновляли сильные женщины в мире розничной торговли. Когда вы думаете о Колетт Руссо из Колетт и Саре Андельман, ее дочери, или Джоан Вайнштейн из Ultimo в Чикаго, Джоан Бурштейн из Browns в Лондоне, Карле Соццани из 10 Corso Como — всеми этими магазинами управляли женщины, и все эти магазины имел очень сильную точку зрения. Этим магазином занимались женщины, а не мужчины — им было что сказать.Когда я открыла магазин, это действительно был мой предлог, чтобы стать стилистом, потому что там, где я жил, работы не существовало!

Вы нашли свой способ сделать это.

Совершенно верно. На самом деле меня волновал не розничный аспект. Я знаю, что это не обязательно лучший бизнес-план. Но это сработало. Это сработало очень и очень хорошо. Мало того, что у меня была точка зрения, я лично мог защищать каждую вещь, которую я продавал. Это действительно много значило для меня. Я бы никогда не купил что-то только потому, что это будет продавать.Дело было не в том, что я обучал клиента. У меня была замечательная клиентская база. Они были авиастроителями. Они все знают. Речь шла скорее о том, чтобы вернуть его домой. Вы не только делали покупки в Лондоне, Париже или Нью-Йорке, но и могли найти прекрасный выбор в своем родном городе. А этого тогда еще не существовало. Та редакция, эта идея, вся эта концепция, которую вы в изобилии находите на Западе, в то время просто не существовало.

Я хотел спросить вас: чего не хватало на рынке? Очень много монобрендовых магазинов и универмагов.Даже в Соединенных Штатах идея мультибрендового магазина или специализированного бутика не была столь распространена, как позже. Ближе всего к этому был Барни. Вы бы пошли туда, и это вас вдохновило бы. В конце концов, я думаю, что в этом и состоит мода. Дело не в одежде. Нам может не понадобиться больше одежды, обуви или дополнительных аксессуаров. Думаю, это действительно желание. Желая получить это. Это не то, что вам нужно. Это то, чего ты хочешь.

Рассказывать историю.Выражение идентичности. В поисках способа связи.

Да. И это интересно, потому что в настоящее время, вы можете подумать, что это было бы даже больше, я обнаружил, что все было разбавлено. На самом деле это не сон. Просто больше одежды. Больше вещей. Я вырос в то время, когда не существовало даже Зара или Манго мира. H&M — это всего лишь несколько магазинов в Европе, а Topshop — всего один магазин. В свое время, если вы хотели выглядеть так, как будто вы сошли со страниц Vogue, вам действительно приходилось импровизировать с теми деньгами, которые у вас были.Раньше в местном торговом центре был магазин под названием Contempo Casuals, куда я ходил, или в The Limited, или в Express, или в Gap, и пытался каким-то образом найти версию Calvin Klein для бедняков. Но это было намного веселее!

Полный вид VERSACE

Речь шла о вашем личном стиле.

Тебе пришлось приложить гораздо больше усилий. Надо было действительно все обдумать. Его оригинальность была намного яснее. А теперь можно подумать, что все будут шикарными, потому что все так легко доступно … может быть, наоборот.

Подскажите айдентику магазина. Вы привлекли так много новых дизайнеров.

Это произошло не по желанию, а по стечению обстоятельств. Поскольку я приехал в сообщество или страну, где большинство крупных брендов уже хорошо зарекомендовали себя в течение многих лет, у большинства из этих крупных брендов были партнерские отношения. Даже если бы я захотел, в этом не было бы никакого смысла. Город, в котором я живу — уровень поглощения роскоши не так велик. Я задумался, а что я могу предложить? Я хотел представить более молодых, новых и уникальных дизайнеров.Помните: там, где я жил, существовало предвзятое мнение, что любой дизайнер за пределами Франции не на высоте. Это означает, что они чувствовали, что, за исключением нескольких брендов, таких как Oscar de la Renta, они не чувствовали себя конкурентоспособными. Мы говорим об обществе, которое очень хорошо приспособлено к роскоши. Они покупают это в течение долгого времени и познакомились с лучшим. Их очень сложно заманить и сказать: «Почему бы тебе не дать этому шанс?» В месте, где я живу, очень интересно то, что на самом деле это не шумиха, которая заставляет их что-то покупать, хотя это может быть частью это, если им это достаточно нравится, это просто потому, что они влюбились в произведение.В коробку ничего не кладут. В Нью-Йорке есть некоторые дизайнеры, от которых клиенты будут уклоняться, потому что они думают: о, это слишком авангардно для меня. Скажем, Маржела. Там, где я живу, люди так не видят. Если им что-то нравится, они пойдут на это. И мне нравится эта смелость. Вот почему было действительно интересно покупать для магазина. Мне удалось не только привести этих дизайнеров в восторг, потому что я покупал вещи, которые почти никто не покупал из коллекции — я бы не стал делать безопасный выбор, — но и так уж получилось, что они будут продаваться очень хорошо.Это было идеальное уравнение.

Это была ваша община. Вы покупали для своих друзей и людей вокруг вас.

Я бы продал своим друзьям и обществу. Это было действительно легко, и иногда я думал о покупателе, даже если речь шла о конкретном изделии. Я управлял магазином — он превратился в два магазина — десять лет. Я очень рад, что это закончилось, когда это произошло. Конкурентом был уже не другой магазин, а онлайн-торговля. Как только вы станете участником плана Б, тогда вы поймете, что пора сказать, может быть … Я лучше уйду, чем попытаюсь пойти на компромисс.

Полный вид VERSACE

Я хочу поговорить о Vogue Arabia. Это было первое представление всего региона в Vogue. Что было важно с точки зрения этого представления?

Это было очень важно. Это было очень важно. Это было очень важно, потому что это было очень символично. Не факт, что выходит еще один печатный журнал. Давайте будем честными, печать уже не та, что раньше, с точки зрения актуальности или важности.Но для меня важно было то, что это означало, что это означало. Я рос без Vogue, который представлял меня, представлял мой регион, и это не ускользнуло от моей мысли, когда я взялся за эту работу. На самом деле это была одна из главных причин, по которой я устроился на эту работу. Причина в том, что было так важно дать арабским женщинам право голоса и имиджа, который их отражает. В СМИ так много идей, так много предвзятых представлений о том, что такое арабские женщины, как с точки зрения моды, так и с точки зрения искусства. Для меня было действительно важно иметь возможность взаимодействовать с Западом и Востоком и вести диалог, чтобы показать, что собой представляют арабские женщины.Помню, в 2003 году это было мое первое интервью журналу New York Magazine. Меня вызвали с улицы. Я помню, вышла эта вещь, она была на двух страницах, и многие люди спрашивали, вы арабская женщина? Действительно? Я подумал: что? Вы ожидали, что у меня будет две головы? Думаю, люди действительно опешили. Они просто не знали. Я их не виню. Это было действительно невероятно — просто дать интервью и представиться, показывая западному миру, что для нас есть нечто большее, чем они думают. Это действительно то, что я пытался сделать.

Считаете ли вы, что сейчас есть места, в которых арабские женщины подробно и полностью представлены?

Думаю, попробуют. В общем, попытки есть всегда. Я думаю, что отчасти причина такого разрыва в том, что в арабском мире существует два типа публикаций. Есть эквивалент People, Hellomagazines, с некоторой модой, добавленной для хорошей меры, вроде InStyle. Не самые сложные, но они очень популярны и написаны на арабском языке.С другой стороны, у вас есть синдикаты, Bazaar, L’Officiel, Marie Claire. Проблема в том, что большую часть времени, если не все время, редакторы, которые ими руководят, и команда, из которой они состоят, не являются арабами. Таким образом, арабская женщина чувствует, что не разговаривает с ней по-настоящему. Некоторые из этих женщин очень образованы, много путешествовали и очень богаты. Эти женщины уже смотрят оригинальные журналы, то есть оригинальный Bazaar. На самом деле арабская версия им не нужна.Они на самом деле не думают, что арабская версия дает им что-то, о чем они, возможно, уже не знают. Но, честно говоря, я думаю, что примерно в то время, когда я пришел на борт, все немного повысили свою игру. Это действительно сделало меня счастливым. Я не пытался соревноваться. Я пытался поднять разговор. Я действительно не знаю, где он сейчас. Я больше не слежу за этими вещами. Я почти все нахожу в своем Instagram.

Пальто MIU MIU, Платье и сапоги DRIES VAN NOTEN, Серьга CLOSER BY WWAKE

Что вы думаете о текущем состоянии отрасли?

Так много всего меняется.Вся отрасль проходит очень интересный цикл, и мне очень интересно посмотреть, каков будет конечный результат. Это не просто изменилось. Я не думаю, что что-либо из того, что применялось в прошлом, будет действительным. Думаю, вся структура будет совершенно другой. Мне действительно нужно быть с тобой честным. Я не думаю, что кто-то действительно знает. Я говорю на всех уровнях. На исполнительном уровне. На уровне розничной торговли. На уровне печати. На уровне прессы. Вы только посмотрите на Неделю моды в Нью-Йорке.Он вымирает? Раньше Нью-Йорк был таким захватывающим. В нем просто была энергия. Это действительно безумие. Даже если кто-то хочет быть дизайнером в наше время, это не тот мир, в котором он был десять или пятнадцать лет назад. Сейчас у вас два вида моды: либо очень дорогая, зависящая от денег, поступающих от других продаж, таких как парфюмерия или аксессуары, либо мерч, и это совсем другое. Между тем у вас действительно больше ничего нет. Я думаю, что люди с действительно хорошим вкусом вполне довольны одеждой, которую они приобрели за эти годы.Торговых площадей больше нет. Даже с Интернетом вы бы подумали: «О, это онлайн, это ключ, вот и ответ». Я не знаю. Когда я начал делать покупки в Интернете после закрытия магазина и начала работы в Vogue, судя по тому времени, когда я работал розничным продавцом и зная, что есть в выставочных залах, я был весьма озадачен и разочарован тем, что они могли предложить. Он почти снова возвращается в универмаги. Это просто безопасный выбор. И я удивлен, что до сих пор нет веб-сайта — я бы сделал это, если бы не все остальное, — но я бы хотел создать веб-сайт, имитирующий концепцию того, чем занимается мой магазин.Представьте, что у вас был веб-сайт, который не был массовым и никогда им не будет. Это не будет крупнейшим источником дохода, но он будет почти как Moda Operandi, когда он начался … Представьте себе 10 Corso Comoor the Colette или ДНК, и это веб-сайт, который обслуживает только людей, которые хотят чего-то особенного. Я чувствую, что в мире есть для этого место.

Что вы думаете о разнообразии в отрасли прямо сейчас? Ведется реальная дискуссия? Есть какие-нибудь изменения?

Не так сильно, как когда я рос.Когда я рос, даже смотрел страницы Vogue или Harper’s Bazaar. Тогда я действительно многого не знал. Я был так защищен, когда рос. Когда я куда-то ходил, меня просто называли экзотикой. Я никогда не понимал. Я вырос среди замечательных людей и красивых вещей, и ко мне никогда не относились иначе. Когда я рос, у них был замечательный выбор моделей всех видов всех цветов радуги. Это была не просто черная модель или белая модель. Это был любой другой оттенок. Что было в этом примечательным, так это то, что казалось, что это не было сделано для того, чтобы сказать: «О, мы должны включить ту или иную модель.» Нисколько. Честно говоря, я чувствовал, что речь идет о красоте в любой форме и форме. Если вы посмотрите журналы 90-х, это действительно вдохновило. Мне очень жаль, что сейчас это диалог. Люди должны об этом говорить. Потому что это означает, что все как-то пошли вспять. Думаю, на этом закончилась эпоха супермоделей. Однажды пришли Кейт Мосс и бродяги. Это было только в начале 2000-х, когда некоторые дизайнеры решили, что они больше не хотят, чтобы их модели были индивидуальными.Это было позже, когда это стало истинной единой идеей. У моделей тогда была индивидуальность, будь то бомба. Вы инстинктивно знали имя модели, вы знали, чем она занимается, вы вроде как знали о ней. Затем он сдвинулся. Каждый сезон вы с трудом вспоминаете имена, которые знали эти, как раньше. Теперь это все Инста-известность. Это еще одна странность. Это одна из немногих вещей, которые мне не нравятся в Instagram — теперь они следят за моделями, основанными на их подписчиках. Тем не менее, в нынешних условиях я никогда не видел, чтобы я охватил разные культуры и разные религии, как сейчас — и это невероятно.Если бы это было четыре или пять лет назад, я не думаю, что кто-то вроде Халимы Аден когда-либо смог бы это сделать.

Кто-то спросил меня, считаю ли я себя феминисткой, и я не только сказала, что была — я не только феминистка, но и более жадная, чем феминистка. Я хочу свой торт и тоже его съесть. В этом смысле происхождение ислама как религии довольно круто. Наш пророк Мухаммад, мир ему, был женат в 25 лет на 45-летней женщине, у которой был большой бизнес. Она была богаче, чем он. Он женился повторно только после того, как она умерла.В том числе и то, почему я феминистка, и еще больше то, что я наполовину старомодна в стиле Джейн Остин, но я также очень Глория Стайнем. Я ожидаю, что мужчина откроет мне дверь. Я ожидаю, что мужчина, если я замужем за ним, полностью позаботится обо мне, как в финансовом, так и во всех других аспектах. Тем не менее, я все еще хочу свою независимость. Я по-прежнему хочу иметь собственный доход и тратить его так, как я хочу. И, хотите верьте, хотите нет, я кричу не о том, как это началось, а о том, где мы сейчас находимся, в исламе мужчина не имеет права просить у своей жены какие-либо из ее денег.Когда он женится на ней, он должен заботиться о семье. Я люблю это. Эта идея пойти на свидание и стать голландцем — нет! То, что вы позволяете ему платить за это, не означает, что он получает больше прав. Я хочу для тебя и то, и другое. Так что да, я ультрафеминистка.

Серьги MATEO NEW YORK

Как вы думаете, что ждет женщин в моде дальше?

Я не могу указать, когда или как, но во время моей работы в моде я ни на минуту не думал и не ожидал, что со мной будут обращаться с сексизмом, как я, к сожалению, и, к сожалению, в индустрии, — а индустрия предположительно либеральный и якобы очень открытый и западный — я получил это в основном от неарабов.И это очень важно отметить.

Можно подумать, что это будет отрасль для женщин и для женщин, в основном для женщин, но это не так.

К уравнению нужно кое-что добавить: тот факт, что я была арабской женщиной. И тот факт, что я была арабской женщиной с титулом, только усугубил ситуацию. Люди встречали меня и имели предвзятое мнение обо мне, поэтому они либо снисходительно, либо снисходительно, иногда и то, и другое. Это случилось со мной из первых рук.И я не думаю, что это случилось бы, если бы я был мужчиной. Никогда бы не подумал, что со мной такое случится. Я бы подумал, что это случится со мной дома. Я бы подумал, что со мной такое случится в моем регионе. Никогда бы не подумал, что это произойдет в таком месте, как Нью-Йорк или Париж. Это ужасно. Всю жизнь меня защищали. Это было задолго до того, как я стала принцессой. Я говорю о своих родителях, а не о титуле, который мне дал муж. Я никогда не подвергался этому в моем регионе.Это должно измениться. Мы не можем заставить кого-то говорить с нами свысока.

Что у вас дальше?

Есть много вещей, которые находятся в движении. Сейчас ведется много дискуссий, и все, что я могу сказать, это то, что мое сердце все еще в моде. Я не думаю, что это когда-нибудь закончится. Я всегда был творческим, и я буду продолжать заниматься творчеством. Итак, я думаю, что я что-то сделаю, и я скажу вам, как только сделаю это.

Что еще вы хотели бы сказать?

Для меня больше всего важно то, что я не просто пытаюсь расширить возможности арабских женщин.Я хочу продемонстрировать силу арабских женщин. Скрытые фигуры. Люди, о которых вы не знаете, потому что мы живем в частном обществе. Женщины — это основа всего. Вы просто этого не знаете. Чтобы увидеть, нужно копнуть глубже.

Фотография BIBI CORNEJO BORTHWICK
Styling JAN-MICHAEL QUAMMIE
Words & Interview ASHLEY SIMPSON
Макияж CHIAO-LI @streeters
EDJ15AILA 90VA YUKO-901 90VA 90VA YUKO-901 EDJ15A 90V Ассистент JAVON DRAKE

Взято из журнала материалов № 34, «The Trans___ Issue» — получите копию здесь!

MerkenMerken

МОДНАЯ ИКОНА: Дина Альджухани Абдулазиз, принцесса Саудовской Аравии | Дани Майло | Bastet Noir

В моде говорят, что точки зрения имеют значение, особенно потому, что это индустрия, где высоко ценится и приветствуется индивидуальный стиль и его выражение.Еще в 90-х редакторы Vogue считались неисправимыми членами королевской семьи, когда дело касалось моды, и неопровержимыми судьями стиля. Сегодня все кардинально изменилось с революцией цифровых технологий и блоггинга. В модном пространстве полно модных блоггеров, звезд, которые подражают Youtube, и редакторов модных изданий, и это увлечение не показывает никаких признаков замедления. Кажется, что все хотят участвовать, думая, что фраза «Каждый имеет право на собственное мнение» тоже в моде.В отрасли, где эксперты не имеют отношения к делу, чтобы их услышали или увидели, требуется действительно большая личность. И это то, чем обладает Дина Альджухани Абдулазиз.

Королевская принцесса Дина — причина, по которой Vogue был запущен на Ближнем Востоке. Она сочетает в себе лучшее из обоих миров, сочетая Восток и Запад в каждом наряде. Благодаря многолетнему опыту в моде и стилю, ее врожденный вкус выходит за рамки границ и религии. Когда-то страстно восхищавшаяся Мадонной, эта 41-летняя модница вдохновляет нас не только своим чувством моды, но и своим замечательным характером. Bastet Noir всегда чествуют сильных, самоуверенных женщин, и этот месяц не исключение. Мы проанализировали ее стиль, чтобы увидеть, что делает ее по-настоящему особенной.

ИСТОЧНИК: Pinterest

Рубашки оверсайз и брюки с завышенной талией — это одежда, которую она постоянно изобретает. Еще она любит юбки длины миди, поэтому часто можно увидеть ее спортивную. К тому же сандалии с ремешками — это полностью ее дело, поэтому она часто их носит.

ИСТОЧНИК: Pinterest

Вы знаете, как вы всегда носите белое летом? Поцелованная солнцем кожа выглядит потрясающе на белоснежном фоне.Что ж, принцесса Дина это прекрасно понимает. Благодаря оливковому цвету лица она выглядит потрясающе во всем белом.

ИСТОЧНИК: Pinterest

В мире мало женщин, которые действительно могли бы круто выглядеть в стиле пикси. Это те самые люди, которым вы так завидуете, потому что они всегда выглядят такими шикарными и непринужденными. Она видение с ее фирменными короткими волосами. Неудивительно, что New York Times описал ее как смесь современной Одри Хепберн и Эди Седжвик. Мы согласны с ролью Одри Хепберн, поскольку ее подчеркнутая стройность напоминает нам о ней, хотя не так уверены в роли Эди.

Тебе просто не нравится ее стиль? Мы по уши влюбились в этого жестокого главного редактора.

Хотите закрепить ее стиль? Проверьте наши последние поступления здесь.

Дина Альджухани Абдулазиз выходит из Vogue Arabia | Последние новости, новости и аналитика

ДУБАЙ, Объединенные Арабские Эмираты — Дина Альджухани Абдулазиз подтвердила, что она была уволена с должности главного редактора Vogue Arabia.

В эксклюзивном заявлении, переданном BoF, саудовская принцесса сказала: «Я отказалась идти на компромисс, когда почувствовала, что подход издателя противоречит ценностям, лежащим в основе наших читателей, и роли главного редактора в соблюдении этих ценностей в действительно аутентичный способ.

Продолжение: «Я горжусь тем, что мне удалось сделать за такой короткий промежуток времени … Изначально я намеревался сделать это важное и новаторское издание Vogue с самого начала до зрелого журнала в вместе с другими членами Vogue ».

Альджухани Абдулазиз был назначен главным редактором Vogue Arabia в июле 2016 года, и ему было поручено возглавить долгожданный выход Condé Nast International на ближневосточный рынок. уже назначен новый редактор, и скоро будет объявлено об этом.

Эта новость последовала за вечеринкой, посвященной запуску последнего международного номера Vogue на прошлой неделе, в Музее исламского искусства и на Вандомской площади Катара. К Альджухани Абдулазиз и ее команде присоединились председатель и главный исполнительный директор Condé Nast International Джонатан Ньюхаус, Николас Кольридж и Сьюзи Менкес, международный редактор Vogue.

Vogue Arabia был запущен в партнерстве с базирующейся в Дубае издательской компанией Nervora и дебютировал с двухъязычным веб-сайтом на арабском и английском языках в прошлом году, за которым в марте последовало печатное издание с завуалированной Джиджи Хадид, снятое Инез и Винуд на его первая обложка.На апрельской обложке был изображен Имаан Хаммам, голландская модель египетского и марокканского происхождения.

До своего назначения главным редактором Vogue Arabia Альджухани Абдулазиз была известна тем, что основала в Эр-Рияде и Дохе бутик D’NA, который сделал ее важным независимым голосом моды на международной арене.

Condé Nast от комментариев отказался. Не удалось связаться с Nervora Publishing для получения комментариев.

Deena Aljuhani Abdulaziz, полный текст заявления:

«Как первый главный редактор Vogue Arabia я рада, что внесла свой вклад в женскую моду в арабском мире.Для меня большая честь дать возможность бренду Vogue прочно и уникально утвердиться, позволив журналу мод в арабском мире объединить традиционные ценности с вдохновляющей модой.

«Я горжусь тем, что мне удалось сделать за такой короткий промежуток времени, работая вместе с некоторыми из величайших талантов моды, в том числе с самыми влиятельными и творческими женщинами региона. Изначально я намеревался построить это важное и новаторское издание Vogue от зарождения до зрелого журнала, не уступающего другим в стабильном Vogue.Запустив Vogue Arabia с таким успехом, у меня есть четкое представление о том, что мода значит для сегодняшних женщин.

«Я поддерживаю свои ценности и видение Vogue Arabia, и я отказался идти на компромисс, когда почувствовал, что подход издателя вступает в противоречие с ценностями, лежащими в основе наших читателей, и ролью главного редактора в соблюдении этих ценностей в действительно аутентичный способ «.

Статьи по теме:

Condé Nast запускает Vogue Arabia

Momentum в Дубае, Мекка моды на Ближнем Востоке

Семейные фирмы, управляющие модой в странах Персидского залива

Vogue Arabia внезапно меняет редакторов

Прошлой осенью, вскоре после того, как она была названа первым редактором Vogue Arabia, нового издания Condé Nast и дубайской медиакомпании Nervora, принцесса Дина Альджухани Абдулазиз не предложила обычного — цитаты в честь новичков в глянцевых изданиях.

«Этот Vogue очень просрочен», — сказала принцесса Саудовской Аравии The New York Times на Неделе моды в Париже. «Арабы заслужили свой Vogue, и они заслужили его очень-очень давно».

«Женщина Vogue Arabia — это та, кто чтит свои традиции, но при этом считает себя высокообразованным гражданином мира», — добавила она. «Не забывайте, что мы понимаем роскошь почти лучше, чем кто-либо другой на Земле. Женщины Ближнего Востока были серьезными покупательницами одежды от кутюр с конца 1960-х годов. Мы существуем задолго до того, как русские и китайцы когда-либо вошли в игру.

Теперь, после того, как г-жа Альджухани Абдулазиз была руководителем двух опубликованных печатных выпусков, она ушла, и ее быстро заменил ветеран Condé Nast Мануэль Арнаут, который начал в компании в 2004 году в качестве писателя и редактора Vogue Portugal и GQ Portugal. также является нынешним главным редактором Architectural Digest Middle East.

По первому сообщению журнала Business of Fashion, срок полномочий г-жи Альджухани Абдулазиз наступил в четверг. Condé Nast и Nervora объявили о назначении г-на Арно в пятницу.Он начнет свою работу в Vogue Arabia 7 мая.

В июле г-жа Альджухани Абдулазиз была назначена руководить 22-м международным изданием Vogue Condé Nast. Относительно новичок в СМИ, ее конкретный опыт в индустрии моды включал основание D’NA, бутика в Эр-Рияде. С объявлением в пятницу издатели Vogue Arabia, казалось, продемонстрировали, что предпочитают лидера, погруженного в культуру Condé Nast, а не лидера, обладающего звездной властью и глубоким знанием того, что значит быть женщиной на Ближнем Востоке.

«Мануэль Арно обладает более чем десятилетним редакционным опытом Condé Nast в сочетании с большим послужным списком региональных успехов», — говорится в заявлении Шаши Менон, исполнительного директора Nervora.

Vogue Arabia начал свою работу в октябре. В своем первом печатном номере, датированном мартом 2017 года, Джиджи Хадид с частичной завуалировкой была звездой обложки. На апрельской обложке за ней последовал Имаан Хаммам, голландская модель египетского и марокканского происхождения.

Осенью прошлого года г-жа Альджухани Абдулазиз ясно дала понять, что ее миссия — переосмыслить то, как мир видит женщин на Ближнем Востоке.«Многие люди на самом деле не знают, что такое Аравия, и есть серьезные недоразумения в отношении скромной одежды», — сказала она. «Я обязан решать эти проблемы, конечно, через призму моды».

В одном из ее постов в Instagram ранее на этой неделе говорилось, что ей помешали попытки достичь этих целей. Это копия фотографии Ирвинга Пенна под названием «Завуалированная тайна Марокко», опубликованной в Vogue несколько десятилетий назад, на которой изображены две женщины, прикрытые чем-то вроде мешковины.«Есть мы, есть то, как нас воспринимают #somethings Neverchange #penn # 1972», — написала она в подписи.

Под изображением комментаторы выражают свою признательность. «Вы настоящая икона стиля в арабском мире, и мы всегда уважали вас, как саудовцев, так и остального мира моды, и благодаря вам @voguearabia стала реальностью! Так что это определенно их потеря », — написал @noorahefzi в одном комментарии.

Заявление, сделанное г-жой Альджухани Абдулазиз для журнала «Бизнес моды», усилило инсинуации ее сообщения в Instagram.«Я отказалась идти на компромисс, когда почувствовала, что подход издателя противоречит ценностям, которые лежат в основе наших читателей, и ролью главного редактора в подлинном соблюдении этих ценностей», — сказала она.

Г-н Арнаут, базирующийся в Дубае, родом из Португалии и является третьим человеком, занявшим ведущую международную должность в Condé Nast в этом году. Эмануэле Фарнети был нанят, чтобы заменить покойную Франку Соццани во главе Vogue Italia в январе, а Эдвард Эннинфул был назначен руководителем британского Vogue, начиная с августа, после ухода Александры Шульман.

Пока подробности конфликта между г-жой Альджухани Абдулазиз и издателями Vogue Arabia остаются загадкой. Но в посте в Instagram в среду она, казалось, сигнализировала о своем нежелании действовать спокойно, добавив изображение Аль Пачино в фильме «Лицо со шрамом».

Подпись? «Настроение.»

9 вдохновляющих саудовских женщин, которые оказали влияние на мир — Emirates Woman

Саудовская Аравия продолжает поддерживать женщин-предпринимателей и вкладчиков, которые уже внесли свой вклад, вдохновляя будущее, от взлета на крупные мировые вершины до достижения звезд в буквальном смысле. поколения.

ПРОЧИТАЙТЕ: 10 саудовских женщин-создателей контента, за которыми вы должны следовать

Поскольку эти женщины продолжают добиваться успехов в Королевстве, делая заголовки во всем мире, Emirates Woman подготовила список вдохновляющих женщин, разрушающих стереотипы в течение многих десятилетий.

Ее Королевское Высочество принцесса Ламия

Ее Королевское Высочество принцесса Ламия Бинт Маджид Аль Сауд сделала миссию своей жизни помогать другим, особенно защищая интересы женщин.Благодаря своей невероятной благотворительной деятельности Ее Королевское Высочество меняет мир, по одной невероятной истории за раз.

«Если вам посчастливилось иметь доступ к ресурсам или поднятой платформе, вы обязаны поддерживать и расширять возможности тех, кому не повезло», — сказала принцесса Ламия EW в интервью для The Power Issue.

Обуздав желание помогать другим, Ее Королевское Высочество начала работать с Alwaleed Philanthropies — организацией, основанной Его Королевским Высочеством принцем Аль-Валидом бин Талалом бин Абдель Азизом Аль Саудом 40 лет назад.Увлеченная пропагандой расширения прав и возможностей женщин как в Саудовской Аравии, так и во всем мире, в своей роли в Alwaleed Philanthropies принцесса Ламия смогла возглавить и работать над целым рядом эффективных и результативных проектов, направленных на помощь женщинам и молодежи.

Ее Королевское Высочество принцесса Рима

Ее Королевское Высочество принцесса Рима Бинт Бандар Аль-Сауд — знаковая женская фигура в Королевстве Саудовская Аравия, постоянно отстаивающая интересы женщин в регионе и неустанно работающая над расширением возможностей для саудовских женщин.

Принцесса Рима была членом Олимпийского комитета Саудовской Аравии с 2017 года и Комиссии МОК по женщинам в спорте с 2018 года. Затем она стала президентом Федерации массового участия в октябре 2018 года.

Однако она была в прошлом году. вошла в историю, став первой женщиной, ставшей послом Саудовской Аравии в США. А всего несколько месяцев назад для принцессы Римы случился еще один исторический момент — она ​​стала первой женщиной-послом Саудовской Аравии, официально избранной членом Международного олимпийского комитета (МОК).

Aseel Al-Hamad

После того, как она была основательницей IDegree Design, интегрированного агентства по дизайну интерьеров, она стала первой женщиной, назначенной автомобильной федерацией Саудовской Аравии, она стала голосом женщин-автомобилистов в Саудовской Аравии. Не имея большого опыта вождения из-за юридических ограничений для женщин за рулем, Аль-Хамад в полной мере воспользовалась предоставившимися ей возможностями и оказалась успешной.

Ноха Аль-Юсеф

Начав свою профессиональную карьеру на втором курсе университета, Ноха Аль-Юсеф была назначена самым молодым саудовским генеральным директором группы компаний в Королевстве на последнем году обучения.В 2009 году она основала консалтинговую группу Ithraa Consulting, расположенную в Джидде, которая в основном используется для предоставления консультационных услуг и исследований в области развития занятости и проектов саудовских женщин.

Emon Shakoor

Этот технический предприниматель запустил Blossom, первый акселератор, нацеленный на расширение прав и возможностей женщин и создание возможностей для стартапов в Королевстве. Эмон Шакур также ранее была исследователем в области нейробиологии в Калифорнийском университете, а также наблюдала за сотнями клинических испытаний лекарств Pfizer в Северной Америке, при этом будучи опытной бизнес-леди и использовала любую возможность.

Мишаал Ашемимри

Мишаал Ашемимри, увлекавшаяся космосом с юных лет, стала первой женщиной-аэрокосмическим инженером в Персидском заливе. Ашемимри также является первой саудовской женщиной, присоединившейся к НАСА. Она стремится и дальше вдохновлять арабскую молодежь побуждать к преодолению всех трудностей, используя свои социальные сети в качестве источника вдохновения, когда она тянется к звездам.

Раха Мохаррак

Раха Мохаррак стала первой саудовской женщиной, покорившей Эверест в 2013 году.За свою карьеру этот искатель приключений также поднялся на гору Килиманджаро, гору Винсон, гору Эльбрус, Аконкагуа, Кала Паттар, Пико де Орисаба и Истаччиуатль.

Дина Аль-Тайеб

Дина Аль-Тайеб, первая женщина из Саудовской Аравии, выполнившая испытание «железный человек», является практикующим дантистом, завершившим более 100 триатлонов. Она вошла в историю квалификаций на чемпионат мира Ironman, так как он считается одной из самых сложных гонок в мире.

Mashael Alrajhi

Дизайнер из Эр-Рияда Mashael Alrajhi занял прочное место в мире моды.Сосредоточившись на ручном ремесленном мастерстве, добавив нотку минимализма в свою коллекцию. Альраджи пытается отклониться от тенденций своих современников, создавая модный магазин, отражающий ее культурное происхождение.

— Чтобы узнать больше о роскошном образе жизни, новостях, моде и красоте, подписывайтесь на Emirates Woman на Facebook и Instagram

Изображения: Instagram

Принцесса Дина — самая занятая королевская особа в мире?

Имея два магазина модной одежды только для членов клуба и умение заставлять женщин всего мира одеваться, как она, принцесса Дина из Саудовской Аравии, безусловно, имеет впечатляющие достижения в области моды.

Так что новость о том, что супер-гламурная работающая мать троих детей возглавит первый на Ближнем Востоке журнал Vogue в качестве главного редактора, вряд ли стала неожиданностью.

41-летняя Дина Альджухани Абдулазиз в настоящее время собирает команду крупнейших лидеров моды в регионе, готовясь в следующем месяце стать редактором публикации, которую она называет «любовным письмом в Аравию».

Прокрутите вниз, чтобы увидеть видео

Напор силы: 41-летняя принцесса Дина Альджухани Абдулазиз вышла замуж за саудовскую королевскую семью, когда она вышла замуж за принца Абдулазиза бин Насера ​​бин Абдулазиза Аль-Сауда в 1998 году.Этой осенью она возглавит Vogue Arabia, первое ближневосточное издание библии моды.

Ее собственный стиль резок, так как же он отразится на гораздо более консервативной аудитории

FROW-go! Дина (вторая слева) — завсегдатай первого ряда, на фото с главным редактором журнала CR Карин Рестоин-Ройтфельд (вторая справа)

Делит свое время между Нью-Йорком и Эр-Риядом, мать троих детей. говорит, что будет придерживаться подхода «здравого смысла» к изданию журнала, который раздвигает границы смелости на Ближнем Востоке

Принцесса Дина, как ее называют, делит свое время между Нью-Йорком и ее родным Эр-Риядом, и ее называют новая межкультурная посланница стиля Восток встречает Запад.

Ее сказочное восхождение началось, когда она вышла замуж за саудовскую королевскую семью в 1998 году. Ее свадебное платье, конечно же, было произведением высокой моды; спроектирован Аззедином Алацей.

Она соблюдает строгие правила одежды Саудовской Аравии, когда она находится в строгой консервативной стране, и сказала Telegraph, что ей нравится: «подходящая одежда, надетая супер-стильно.

Друзья A-list: Алисия Киз и Дина уютно устроились на коктейльной вечеринке с Томом Фордом осень-зима в прошлом месяце

Издание будет базироваться в Дубае, осенью будет выпущена цифровая версия Vogue Arabia, а в следующем — печатное. весна

Скромность в изобилии: хотя Дина не носит традиционную арабскую одежду за пределами своей страны, она носит «подходящую одежду»

Выросшая в столице Саудовской Аравии, Дина с самого начала привлекла внимание западных домов моды, поскольку она пожирал библии моды, такие как Vogue и Tatler, наряду с телевизионными брендами, такими как MTV.

Ее собственный розничный бренд, D’NA, видел, как ее чемпион — молодые лондонские дизайнеры, покупают Erdem, Roksanda Ilincic, Mary Katrantzou и Osman, обеспечивая тихое образование для начинающих талантов.

На перелете между Нью-Йорком и Эр-Риядом Дина (крайняя слева) населяет два разных мира

Модницу хвалят за поддержку молодых дизайнеров через свой бренд D’NA, и в настоящее время она создает впечатляющую команду журналистов для публикации Vogue Arabia.

Воспитанная на диете западных модных журналов, принцесса Дина зарекомендовала себя как ведущий голос благодаря своим двум магазинам модной одежды только для членов семьи D’NA

Самый большой вопрос по поводу назначения принцессы Дины — как она будет часто переводить Vogue. смелая редакционная статья для гораздо более целомудренной аудитории.

Она говорит, что «здравый смысл» будет определять, как журнал будет работать, и говорит: «В арабском мире 250 миллионов женщин. Есть определенные вещи, которые объединяют арабский опыт, и есть различия во всем регионе, но я знаю это, и есть определенные параметры, которые имеют культурный смысл. Нагота оскорбительна, как и религиозный символизм. На самом деле это здравый смысл.

Vogue Arabia станет 22-м выпуском журнала во всем мире и сначала будет онлайн-дебют, а его печатная версия, вероятно, выйдет следующей весной.

Принцесса Дина Майред из Иордании: «Некогда тратить время попусту» в борьбе с раком

ПАРИЖ — Родилась Дина Халифе, она стала Ее Королевским Высочеством принцессой Диной Майред в 1992 году, когда вышла замуж за принца Майреда бин Раада бин Зейда , член династии Хашимитов. Ее тесть — внук покойного короля Хусейна Хиджаза, который также был двоюродным братом покойных королей Иордании Талала и Иракского Гази.

Принцесса Дина — первая арабка, избранная президентом Союза по международной борьбе с раком (UICC). Последние 15 лет она является генеральным директором Фонда короля Хусейна по борьбе с раком (KHCF).Она также является матерью пережившего рак.

Как мать, какова была ваша первая реакция и первые действия после получения диагноза о том, что у вашего сына рак?

Мы испытали множество эмоций: шок, печаль, беспомощность, растерянность и в основном страх; страх, что мы можем потерять самое дорогое для нас. Мы все время спрашивали себя: «Почему это случилось с нами? Мы что-то сделали не так? Как мы пропустили знаки? » Было много вопросов.

После первоначального шока и множества слез мы быстро поняли, что должны быть сильными и сосредоточиться на спасении нашего ребенка. Итак, мы быстро приступили к делу.

На момент постановки диагноза нашему сыну в 1997 году в Иордании не было онкологической помощи; наш центр (Фонд рака короля Хусейна) еще не распахнул свои двери. Поэтому мы были очень счастливы, получив спасительную возможность пройти лечение в больнице Адденбрука в Великобритании, а затем в онкологическом институте Даны Фарбер в США.

Сегодня мы говорим, что не у каждой матери одинаковые шансы для своих детей.

Как мать пережившего рак, я планирую неустанно работать, чтобы помочь уменьшить глобальное бремя детских онкологических заболеваний, пока у ребенка в развивающемся мире не появится такой же шанс на выздоровление, как у ребенка с раком в развитой стране.

Что это был за рак? Как он сейчас?

Это был острый лимфобластный лейкоз (ОЛЛ). Альхамдулилла, с Божьей милостью, лучшим лечением и большим количеством витамина «L» (любовь), теперь я могу называть себя матерью, пережившей рак.

Как изменилась ваша семейная жизнь после того, как вашему сыну поставили диагноз? Что вы по-другому делали в собственном доме?

Первое, что говорит вам больной раком, — это то, что он начинает ценить мелочи; обычные действия простой жизни. Я бы сказал, что это один из ярких аспектов диагноза рака, каждый действительно понимает, что никогда не следует принимать свое здоровье как должное. И чтобы считать свои благословения.

Сейчас, как семья, мы стараемся лучше питаться, больше заниматься спортом, а курение в нашем доме, безусловно, запрещено.

Поздравляю с избранием на пост президента UICC. Каково значение этого достижения как первого арабского профессионала немедицинского профиля, удостоенного этой чести?

Для меня большая честь быть избранным президентом Союза по международному контролю рака (UICC) на срок 2018–2020 годов. UICC — крупнейшая глобальная организация, деятельность которой направлена ​​исключительно на снижение глобального бремени рака, обеспечение большей справедливости и включение борьбы с раком в мировую повестку дня в области здравоохранения и развития.В его состав входят более 1000 организаций из 162 стран, что делает его крупнейшей организацией по борьбе с раком в мире.

Как будущий президент UICC, каково ваше видение своего президентства?

Я родился в самом сердце развивающегося мира и руководил Фондом рака короля Хусейна (KHCF) в качестве генерального директора в течение 15 лет, и у меня есть обширный подтвержденный опыт в решении проблем рака и, что более важно, в поиске практических решений. которые могут улучшить лечение рака и борьбу с ним в странах с низким и средним уровнем дохода.

Учитывая, что 80 процентов смертей от рака во всем мире приходится на развивающиеся страны, нельзя терять время зря. Нам нужно работать вместе, чтобы у каждого был законный шанс на излечение. Ни один человек не должен смотреть, как умирает его или ее любимый человек только потому, что он живет в неправильном полушарии.

UICC имеет очень сильную членскую базу, состоящую не только из авторитетных и талантливых организаций, но и, что наиболее важно, членов, которые полностью привержены борьбе за справедливость в борьбе с раком в мире.Я буду работать над укреплением этой ценной синергии, чтобы найти надежные практические решения, которые помогут преодолеть разрыв в борьбе с раком между странами развивающегося и развитого мира.

Каков ваш первый план работы в качестве избранного президента на 2016–2018 годы?

Моим первым делом будет официальная встреча с нынешним президентом профессором Санчиа Аранда и генеральным директором г-ном Кэри Адамсом, чтобы понять операционную перспективу моей роли и вместе решить мой главный приоритет в отношении того, где я могу повысить ценность в глобальной борьбе с раком.

Что было для вас самым ярким моментом на Всемирном онкологическом конгрессе 2016 г. в Париже?

Еще до того, как я приехал в Париж на Всемирный онкологический конгресс 2016 г., я был впечатлен высоким качеством программы и возможностями совместного обучения. Это мероприятие чрезвычайно важно, поскольку оно объединяет весь спектр мирового онкологического сообщества для совместной работы в рамках скоординированных усилий по борьбе с раком.

Конечно, самым важным событием для меня было избрание избранным президентом UICC.Я был очень польщен и очень рад этому назначению, но я также ценю, что с ролью приходит большая ответственность. Я хочу поделиться своими историями и успехами, а также невзгодами в рамках моей новой роли организатора.

Вы руководили KHCF 15 лет, чем вы больше всего гордились, работая там?

Да, я руководил и организовал всю основную деятельность KHCF с 2002 по июнь 2016 года, превратив некоммерческую организацию в всемирно известный бренд и лидера не только в Иордании, но и в глобальном движении за людей, страдающих раком. .Так что это действительно похоже на мою детку . Поэтому я больше всего горжусь тем, что действительно вижу, как этот «ребенок» вырос и стал тем, чем он является сегодня. Я не мог выбрать только один конкретный момент; это непрерывный рост этого ребенка от рождения до взрослого и зрелого возраста.

«Нам все еще необходимо создать свободные от табачного дыма общественные места, ввести больше налогов на сигареты и защитить наших детей от табачных компаний», — говорит принцесса Дина (AFP).

Известно, что вы яростный защитник табака.Вы, в частности, упомянули, что кальян быстро превращается в «новую раковую опухоль», вторгающуюся в арабский мир, особенно поражающую женщин. Как мы можем сделать курение в этой социальной среде менее привлекательным?

Я думаю, что нужно сделать номер один развенчать миф. Если вы поедете в Иорданию или где-нибудь на Ближнем Востоке и спросите кого-нибудь, курят ли они, они ответят: «Нет, я не курю», а затем вы спросите их, курят ли они кальян, и они ответят: «Да, я не курю». делать.» Совершенно не осознается, что кальян не только так же вреден, как табак, но и тем более.Знаете ли вы, что кальян эквивалентен трем пачкам сигарет за сеанс?

Нам предстоит много работы, чтобы развенчать этот миф. Для этого нам нужны надежные исследования, подтверждающие нас. В прошлом западный мир не проводил обширных исследований вредного воздействия кальяна. Это потому, что в то время он еще не достиг их берегов. Однако теперь, когда она достигла западного мира и рассматривается как экзотическая деятельность, количество исследований увеличилось вдвое. Теперь мы знаем, что кальян содержит много химикатов, вызывающих рак, включая бензол, который напрямую связан с лейкемией.

Что вдохновляет вас продолжать бороться за это дело? Какой самый ценный урок из этого опыта?

Вы всегда чувствуете, что когда Бог ставит вас на путь, на это есть причина. С моим титулом «принцесса» связана большая ответственность. Бог благословил нас и дал мне другой мой самый важный титул — « мать, пережившая рак, ». Мне выпала честь помогать другим родителям, которые любят своих детей так же сильно, как и я.

Самый ценный урок заключается в том, что мы все можем внести свой вклад в борьбу с раком. Независимо от того, борется ли человек с табаком, жертвует ли он на исследования рака, оплачивает ли он лечение малообеспеченного пациента или способствует здоровому образу жизни. Мы все можем делать что-то индивидуально и как сообщество.

Как матери и учителя могут подготовить детей к тому, чтобы они понимали и справлялись, когда их брат или сестра борются с раком?

Когда моему сыну поставили диагноз «рак», моей дочери было всего четыре года, поэтому ей было очень тяжело.Хотя нам очень повезло, что у нас была близкая семья, которая нас поддерживала. Моя дочь была слишком маленькой, чтобы разобраться в ситуации. Когда что-то происходило с моим сыном, у меня был такой вид страха и паники, которого она раньше не видела. Это смущало и расстраивало ее.

В конце его лечения мы были в США и нас учили тому, какое огромное влияние рак оказывает на братьев и сестер. Очень важно, чтобы всей семье и школе рассказали о том, как распознать страдания, через которые проходят братья и сестры.Сейчас есть много исследований и отличных советов о том, как говорить с детьми, братьями и сестрами о раке. Разговор с детьми — это само по себе искусство, но в такой важной ситуации, как диагноз рака, я призываю родителей обращаться за советом, чтобы они знали, как, когда и что обсуждать в соответствии с возрастом.

Как правительство обеспечивает сохранение здорового качества жизни иорданцев, переживших рак?

В Иордании мы добились значительного прогресса в поддержке выживших после рака, особенно с помощью наших программ выживания.Иордания также прилагает все усилия для распространения информации о важности профилактики и ведения здорового образа жизни.

No Comments

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.